20 мая 2020 года вот уже в третий раз отмечался Всемирный День пчел, учрежденный Генеральной Ассамблеей ООН в конце 2017 года, так как возникла настоятельная необходимость в привлечении внимания мировой общественности к огромной роли, которую играют медоносные пчёлы в сохранении экологического баланса, и к угрозе их исчезновения. Все это имеет самое непосредственное отношение к Горному Алтаю, где на небольшой территории сконцентрировано несколько сотен (порядка 400) пасек, от крупных до самых мелких. Мед - это наш бренд, один из важнейших продуктов питания, по качеству мед Горного Алтая соответствует самым высоким мировым стандартам.

Григорий Кудряшов, пчеловод из Горно-Алтайска с 30-летним стажем, а по совместительству - руководитель конвивиума "Алтай" при международной общественной ассоциации "Слоу Фуд", фарватера здорового и натурального питания, с присущими ему энергией и энтузиазмом взял новый праздник под свое покровительство. Именно на его даче в прошлом году впервые у нас был отмечен Всемирный День пчел, где присутствовали известные пчеловоды республики Сергей Гуляев, Федор Писарев, председатель "Союза пчеловодов РА" Татьяна Назарова, Анатолий Чичинов, Александр Горохов, руководитель горно-алтайского "Пчелоцентра" Александр Кривенко, Валентина Ляшенко, Владимир Дуреев, Владимир Печенин и другие. Собравшиеся с большим удовольствием встретили экс-мэра Горно-Алтайска Виктора Облогина, который в бытность на этом посту оказывал всемерную поддержку местным предпринимателям. Он был инициатором вот уже 10 лет проводящегося в городе масштабного "Фестиваля меда" с привлечением пчеловодов республики и Алтайского края.

Вместо озера - туристско-рекреационный центр

Сейчас Виктор Александрович является специалистом-экспертом проекта "Жемчужина Алтая" - туристско-рекреационного центра, который должен занять место печально известной "Долины Алтая" и призван стать, в числе прочего, местом реализации продукции местных производителей. Мы попросили его рассказать о данном проекте

- Виктор Александрович, как известно, крупный федеральный проект "Долина Алтая" провалился, в настоящее время стоит задача его "реанимирования" уже в другом качестве.

- Должно было быть построено озеро площадью 53 гектара и вокруг озера инфраструктура - гостиничный комплекс, постройки спортивного направления. Были выделены деньги в рамках особых экономических зон туристско-рекреационного типа, всего в России таких проектов было восемь, в том числе "Бирюзовая Катунь" в Алтайском крае. Озеро было трижды наполнялось, но вода уходила.

- А какие причины?

- Недобросовестно проведенные изыскания и выполненный с нарушениями проект. Кроме того что были некачественно выполнены работы, уложенная пленка не соответствовала проектному варианту, к тому же была порвана техникой, которая ее укладывала.

- Как известно, эти зоны в РФ были закрыты и "недострой" передан субъектам. А ведь были вложены солидные деньги.

- Около четырех миллиардов. Власть у нас в республике сменилась, понятно, что надо что-то с "Долиной Алтая" делать. Там создана неплохая инфраструктура, построены административно-бытовой комплекс, боксы для обслуживания, водозабор, подведена электроэнергия, построена подстанция, газовая котельная, очистные сооружения (правда, недостроенные, но они имеются). В феврале этого года прошло большое совещание с участием специалистов в области искусственных водных сооружений из Санкт-Петербурга, Москвы, Красноярска. Если восстанавливать "Долину" в проектном варианте, потребуются огромные для нас деньги - полтора-два миллиарда. Но дело даже не в этом: дальнейшее содержание озера потребует огромных затрат. Электроэнергия дорогая, перекачивать большой объем воды для фильтрации и очистки - громадные деньги.

- Почему первоначально этого не учли?

- Не могу об этом судить, я смотрю, с чем сегодня приходится работать и какими вопросами заниматься. Сейчас глава республики пытается найти хороших инвесторов, в планах нового руководства республики - пригласить генерального ключевого инвестора, который взялся бы за реализацию всего проекта. А проект достаточно крупный, предусматривающий и аквапарк зимнего исполнения, и лечебницу от "Росатома" - протоновый центр по профилактике и лечению онкологии федерального значения по бельгийской технологии, - и, конечно же, строительство "Пчелоцентра", или, как он, вероятно, будет называться, "Апи-центра" (от латинского "apis" - "пчела"). Здесь, на мой взгляд, должен быть и эко-парк для знакомства с природным миром Горного Алтая.

- Строительство "Апи-центра" и интересы наших предпринимателей вы лоббируете?

- Считаю, что наши предприниматели должны в "Жемчужине Алтая" найти свое место! Сегодня набирается уже с десяток местных инвесторов, готовых построить там свои торгово-выставочные павильоны. Например, Анатолий Паньков, владелец "Фитопама", планирует арендовать гектаров пять земли, чтобы устроить биосад, где будут выращиваться красный корень, золотой корень. Есть такой предприниматель из Усть-Коксы Валерий Репников, на основе нашего меда и пантовой продукции производит эликсиры, они "влет" уходят, он тоже хотел бы войти туда. Есть и другие интересные предложения. Думаю, что в "Жемчужину Алтая" наряду с "Биолитом", "Росатомом" и другими обязательно должны войти наши мастера и народные умельцы по сувенирной продукции, работающие с деревом, камнем, костью, кожей, войлоком - у нас их очень много, так же как и замечательных талантливых художников. Торговые павильоны должны быть круглогодичного действия. Следующей зимой, вероятно, сделают подробный проект, наберут соучредителей, возможно, какие-то кредитные ресурсы или гранты появятся.

- Сегодня Всемирный День пчел, расскажите, пожалуйста, поподробнее об "Апи-центре".

- Проект принадлежит Михаилу Архангельскому, это журналист, издатель, фотограф из Бийска, кандидат технических наук, интересный человек. Он презентовал его месяца полтора назад на совещании в Минсельхозе. "Апи-центр" представляется комплексом различных объектов, имеющих отношение к производству меда. Например, в плане - устройство так называемой показательной пасеки, может быть, стеклянной; торгово-выставочного зала с различной подукцией - пыльцы, прополиса, меда; музея меда… Здесь могут найти свое место и лечебные процедуры с помощью пчел. Особенно важно уйти от подделок, показать, как говорится, лицом настоящий мед Горного Алтая.

- Понятно, вы же хорошо знаете местных предпринимателей, знаете, кому можно доверять.

- Как не доверять, к примеру, Александру Кривенко, Григорию Кудряшову, Александру Горохову, Анатолию Чичинову… Эти люди пользуются заслуженным авторитетом и уважением среди пчеловодов. У них же семейственность, ради сохранения своего доброго имени что попало они продавать не будут.

- Виктор Александрович, не секрет, что молодые пчеловоды хотят развиваться, у них есть интересные планы и задумки, но они еще не вышли даже на самоокупаемость. Какая-то поддержка возможна?

- Мы работаем не с каждым в отдельности, а с ассоциацией пчеловодов РА и ее президентом. Татьяна Назарова сейчас подбирает помещения для фасовки меда с пасек Горного Алтая. Собственно говоря, моя задача - подготовить предложения, высказать свое мнение, но решение окончательное принимает правительство. Конечно, для Горного Алтая мед - это главный бренд. Даже не панты, которые производятся, по сути дела, для состоятельных людей и уходят за пределы республики. Мед - демократичный продукт, доступный каждому.

- Создание пчелоцентра в крупном туристическом объекте дало бы выгоду всем - и пчеловодам, и туристам, и жителям республики, которые там могут купить гарантировано качественный продукт.

- Это так. Пчеловодческая отрасль сегодня разбросана по пасекам, и самое грустное, дилеры скупают у людей хороший мед за бесценок, "разбодяживают" и нередко продают непонятно что под маркой "Мед Горного Алтая". Пчеловоды давно ставят вопрос открытия специализированной лаборатории: тот мед, который не пройдет контроль и не получит сертификат, не должен продаваться, считают они. Еще раз повторю: мед - это наш главный бренд, мы должны его беречь, пока он не потерял доверия. И тут нужны специалисты. Почему мы в нашем зооветтехникуме убрали последнее отделение, которое готовило пчеловодов на профессиональной основе, - не понимаю. Теперь вот многие пчеловоды сами по себе, и у них душа болит за то, кто их дело продолжит... Коль уж речь зашла об этом, считаю, что в наших учебных заведениях следует ввести и систему подготовки специалистов в области изготовления традиционной для Горного Алтая сувенирной продукции. Это будет востребованным направлением.

- А вы много меда съедаете?

- Много (улыбается). Сахар не признаю - только мед.

"Есть ощущение, что делаешь что-то хорошее, полезное людям"

"Желающих познакомиться с пчеловодческим делом на более или менее профессиональном уровне у нас достаточно, - считает пчеловод с 34-летним стажем, директор республиканского "Пчелоцентра", существующего с 1992 года, Александр Кривенко. - Но даже если в СПТУ вновь появится эта специальность, дневное обучение не всех устраивает. Пасечники-практики очень заняты, им будет сложно посещать занятия. Хорошо, если бы были какие-то курсы для тех, кто осознанно сделал свой выбор, но кому не хватает знаний и опыта. Это могут быть люди самого разного возраста - и молодежь, и постарше". Александр Федорович выступил с инициативой организации пчеловодческого обучения на базе "Пчелоцентра", но вплотную заняться этим проектом сможет не ранее следующего года.

Пасечники - люди особой формации, их работа нечто большее, чем просто труд: это целая философия, образ жизни, можно сказать, мировоззрение. Собираясь, они могут говорить о пчелах часами. Здоровье у них, как правило, неплохое, выглядят намного моложе своих лет.

Конечно же, и проблем хватает. Пчеловоды озабочены массовой гибелью пчел в результате деятельности крупных агрохолдингов, многие считают, что на пчел оказывает воздействие сотовая связь. Есть данные о том, что в непосредственной близости от вышек сотовой связи пчелы теряют координацию, не могут вернуться в свой улей и в результате гибнут, правда, научных исследований на эту тему пока нет. Вносит свою печальную лепту в благородный труд пчеловодов и распространение фальсифицированных лекарств от болезней пчел. Инвентарь для пасек очень дорогой и начинающим пчеловодам трудно его приобрести - вот еще одна проблема.

У Александра Горохова основная пасека находится в Чое. "Я родился в медокачке, - шутит он. - Пчеловод в третьем поколении: нас пятеро, и поначалу только старший брат и я остались в пчеловодстве, а потом все до одного вернулись, в том числе шесть племянников. Это династия уже получается".

- Молодежь знает, как разработать бренд, как красиво подать свой товар. А у вас проблемы есть с реализацией?

- Я могу и молодым в этом плане фору дать! Мы продаем мед в том числе и по интернету, есть постоянные клиенты, используем транспортные компании, работаем с организациями. Надо сказать, что раньше с этим было проще. Теперь в интернете порой идет реклама не очень хорошей продукции, а вот качественный натуральный мед сложнее продать, он и портится быстрее

- Александр Яковлевич, в прошлом году погибло много пчел из-за обработки посевов в Алтайском крае. Вас это коснулось?

- Да. В соседнем регионе жертвами пестицидов стали более 10 тысяч пчел после обработки рапса недалеко от посевов гречихи, гречиха ведь очень капризная культура. У нас, в основном, гречишный мед, за шесть километров от нас поле рапса было обработано ядохимикатами с первым классом опасности, погибла одна пасека. Агрохолдинги эти все в Москве. Прокуратура и Следственный комитет брали пробы меда, пробы на полях. Оказывается, в России даже практически нет лаборатории, которая может определить состав этого яда. Есть одна, но она не имеет сертификата. Один пчеловод успел взять пробу земли и отправил в эту лабораторию, она подтвердила, что пчелы были отравлены ядом, содержащимся в пестицидах. Дело агрохолдинга, который обрабатывал поля рапса, составило 90 страниц, вина была доказана, но… Дальше дело не пошло. С нас взяли расписку, что не будем подавать в суд, возместили убытки. Но ведь сколько это нервов, сколько пчел пострадали… Один мой друг, который 30 лет занимается пчеловодством, говорит так: "Чтобы создать пасеку, нужно потратить жизнь".

"Агрохолдинги никогда не поднимут наше сельское хозяйство, его поднимет только мужик, который работает на земле, - считает Владимир Печенин. - Я учился пчеловодческому делу в училище, работал на промышленной пасеке. Когда приезжаю на пасеку, по-настоящему отдыхаю душой. С пчелами не "психанешь", с ними надо аккуратно, тихо, очень спокойно". У Владимира Александровича пасека в Красногорском районе Алтайского края, сам он житель Республики Алтай. Может рассказать много интересного. "Красногорский район - визитная карточка пчеловодства, там в советское время был пчелосовхоз "Горный нектар", я там работал (был также в Майме "Нектар Алтая", там тоже пришлось поработать). Так вот, в Красногорском до революции жил инженер Антон Агей, он наладил производство меда, сыра, масла, воска. Целые обозы шли в Англию, а оттуда везли оборудование. В селе (в то время!) были тротуары, и даже фонари горели по ночам. Но - пришли большевики и расстреляли его как врага народа".

У Печенина 40 ульев, работает он в основном один, иногда помогает сын. "Пчеловодство - это философия, это, скорее, для души, но и труд вкладывается большой", - говорит пасечник. Его, как и других, тревожит количество подделок. "Я на главном рынке в Новосибирске увидел продавца меда - "Я пчеловод", говорит. А я ему в ответ: "Ты мне руки покажи! Ага, вижу: ты кроме телефона и купюр ничего в них не держал".

Татьяна и Артем Устиновы из Горно-Алтайска потомственные, можно сказать, пчеловоды, однако пасеки были у прадедов и у дяди, а они три года назад начали с нуля. Почему молодые люди решили заняться именно медом, делом не быстрой "раскрутки" и на первых порах не слишком прибыльным?

"Нас всегда тянуло к экологии, было желание производить что-то натуральное, - говорит Татьяна. Она имеет экономическое образование. - У нас туристическая зона, вот мы и решили попробовать пчеловодство".

"Три года назад я поездил по пасекам и купил 16 "пчелопакетов", - вступает в разговор Артем. - Все было тогда еще не по стандарту, ульи неправильные, дешевые. На зиму с отцом уже сами сделали хорошие ульи. Приятно работать с деревом, да и вообще это интересно. Сейчас у нас уже больше 50 ульев". Ребята рассказали, что пока прибыли почти нет, даже остаются в минусе, но оставлять пчеловодство не хотят. Им очень нравится и то, что они производят хороший продукт, и то, что есть место творческому подходу - на основе меда и воска можно изготавливать множество пищевых и косметических продуктов.

"Есть ощущение, что мы делаем что-то нужное людям, полезное, хорошее. Мы сами всегда за здоровье, любим спорт и хотим, чтобы люди употребляли только натуральные чистые продукты. Конечно, ведем Инстаграм, используем соцсети, оформили сайт. Но в любом случае нужна точка реализации. Когда спрашивают, где нас найти, сложно объяснить, что мы живем в благоустроенной квартире, а пасека находится в частном доме у родственников. Проект "Апи-центра" нам нравится. Конечно, хотелось бы обозначить там свое место. В магазинах полно всего, но ты боишься это есть… У нас много знакомых из Москвы, Петербурга, при общении с ними мы понимаем, как там живут люди, - им тяжело. У них нет своей помидорки, своих каких-то витаминов. Многие от химии устали, хотят свой организм сохранить. Горный Алтай - это бренд, известно, что это заповедная, можно сказать, зона. У них и доходы другие. Наши цены - для них это не цена. Но пока наш мед большей частью расходится по знакомым, продаем лишь порядка 40 процентов. Какие основные проблемы? Конечно, то, что оборудование очень дорогое, а еще: сложно кочевать, когда нет техники. Хочется вывезти улей на акацию, на дягель или просто в тайгу на разнотравье. Акация цветет две недели, ее много за Чемалом, за Чергой. Мы уже присмотрели места. Дальше в тайге, за Карагужом, есть дягель. Этот мед очень ценится, но чтобы кочевать, нужен хотя бы бортовой "уазик", но лучше, конечно, грузовая машина. Мы пока не имеем возможности выехать на кочевку, и это большая проблема.

Настрой у нас оптимистичный, начали делать интересные продукты из меда с различными добавками, скрабы. В свечи из воска можно травы добавлять. В общем, простор для творчества большой. И при желании все решаемо. Придумали свой логотип, этикетки. Выяснилось, что заказывать те же этикетки очень дорого, пришлось в себе развивать и дизайнерские таланты. На себе ощущаем, что влияние на здоровье и пчеловодческого труда, и самого продукта очень благотворно. Мы трехлитровую банку практически съедаем в месяц, магазинные сладости покупаем очень редко. Нашей дочке полгода, и мы уже ввели ей мед".

Александра СТРОГОНОВА

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 голосов)