Моя сестра Светлана, которая живет в Хабаровске, выслала нам две шкуры выдры и лисьи лапы. Ее сын Борис Борисович Пенкин является охотоведом в Хабаровском крае, там отлов выдры разрешен, и у него имеется лицензия. «Мой сын поймал две выдры, - написала она в письме. - Иван, ты говорил, что хотел дочерям сшить национальные головные уборы. Прими в подарок от меня и племянника!».

Я сам на охоту не хожу. В молодости меня парализовало, после болезни. Со временем левая сторона постепенно начала работать, а правая так и осталась парализованной. С двадцати лет я инвалид второй группы.

С возрастом растут не только прожитые года, прибавляются и болезни. Навалилась ещё одна напасть - начал терять зрение. Глаукома. Правый глаз совсем перестал видеть. Левым различаю силуэт человека. Требуется операция на глаза. Медицина у нас теперь дорогое удовольствие. Поговорил со своими. Деньги нужны не только на операцию, но и на проживание. Зная, что на Алтае шкурка выдры в цене, объявление выставили на АВИТО.

14 марта мне позвонили по телефону, поинтересовались, продаю ли я шкурки выдры и можно ли на них посмотреть. В 16 часов зашли двое мужчин. Я спросил, зачем они покупают выдру?

Невысокий мужчина, который потом оказался, сотрудником Охотуправления РА Поповым Вадимом Геннадьевичем, ответил: «Заказали с Новосибирска». Я назвал цену: 11 000 рублей за каждую.

В.Г. Попов достал удостоверение сотрудника Охотуправления РА и заявил, что «сейчас будем составлять протокол за незаконную добычу выдры, потому что в Республике Алтай выдра занесена в Красную книгу». Моя жена Людмила им сказала, чтобы они убирались из дома пока она не отцепила собак, и пошла во двор.

Тогда второй представитель Охотуправления РА Долгих Алексей Николаевич схватил шкурки, на крыльце толкнул мою жену. Людмила чуть не упала, спасли перила, к которым она отлетела. А.Н. Долгих со шкурками выдры убежал к воротам. Затем они вернулись и написали протокол. Копию протокола вручили нам и уехали.

Когда писали протокол я набрал номер сестры в Хабаровке, она взяла трубку и в их присутствии подтвердила, что шкурки выслали они что они не браконьерские, сообщила, что пришлет квитки квитанций за добычу этих шкурок.

По национальности я тубалар. Мне 75 лет. Людмила младше меня на год. Эти два работника Охотуправления не поинтересовались, кто мы, не пытались выяснить, откуда у нас появились две шкурки выдры. Обманным путём проникли в жилище старых людей, в поисках браконьеров.

Каждую зиму возле села Карасук заснеженные склоны гор вдоль федеральной трассы залиты кровью косуль, отстрелянных браконьерами. В охотничьих угодьях надо искать и ловить браконьеров! Там надо проявлять своё рвение, а не дурачить старых людей. Интернет тоже надо использовать, но это надо делать цивильно и по закону. Пригласили бы представителя МВД, участкового, спокойно разобрались, а не устраивали маски-шоу.

Когда я В.Г. Попову сразу объяснил, что шкурки выслала сестра, которая живёт в Хабаровске, он в ответ пообещал: «Я сам, лично привезу шкурки назад, когда вам пришлют квитки от разрешений».

У одного из охотинспекторов видно остались ещё крупицы совести. Через несколько дней в дверь постучался Долгих А.Н.. На стол поставил бутылку водки. Попросил прощения и тут же вышел.

А Попов начал донимать меня звонками, чтобы я явился в Охотуправление РА подписать новый протокол. Звонил в больницу, где я лежал на лечении. Я ему несколько раз ответил по телефону, что самостоятельно двигаться не могу. Мало того что правая сторона парализована, так ещё ничего не вижу. «Верните шкурки, мне нужно их реализовать, чтобы были деньги ехать на операцию!» – просил я его. Людмила угодила в больницу, хорошо, дети приезжают и помогают передвигаться по дому.

Дети помогли написать заявление в Следственный комитет по данному произволу работников Охотуправления РА к престарелым людям.

Мы так и не поняли, что это было? Ограбление с использованием служебного положения? Шкурки то не вернули. За бутылку водки я их продавать не собирался. Квитки от разрешений сначала пришли по электронной почте – их это не удовлетворило.

А мне пришло извещение из суда – на меня подали в суд как на браконьера. Суд состоялся 19 мая. На суде выяснилось, что протокол в суде не соответствует копии протокола врученной нам 14 марта. Это уже подлог документов государственными чиновниками.

Моя сестра, узнав про наши злоключения, выслала заказным письмом (письмо шло 8 дней) квитки от лицензий, по которым были добыты выдры, с таким напутствием: «Брат, извини, я не подумала, что у вас такие мародёристые работники Охотуправления».

Через газету обращаюсь к правоохранительным органам. Что мне делать? Подавать в суд на работников Охотуправления РА? Но это такая длинная во времени процедура. Пока она тянется, я ослепну окончательно, так и не сделаю операцию. Шкурки нам до сих пор так и не вернули.

Иван Трофимович Боброков, г. Горно-Алтайск

Подготовил к публикации Роман Башаров

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)