8 января я поехал на автомобиле «Шевроле» за продуктами в магазин «Мария РА» около 12 часов (магазин, который находится в Майме на пересечении улицы Центральной и Чуйского тракта). Подъехав к переезду через главную дорогу, то есть через Чуйский тракт, остановился, посмотрел налево – дорога чистая, посмотрел направо – светофор на расстоянии 170-190 метров горит красным и там же – автомобиль «Ниссан». Спокойно поехал, переехал дорогу и уже на обочине на спуске дороги – потеря сознания.

Очнулся в больнице. Соображать, где я и что со мной, начал только на второй день. Спасибо врачам и медсестрам – оживили. Постепенно узнал, как я здесь оказался…
Ни ГИБДД, ни следователь меня не навещали. Но когда я находился в больнице, мне какой-то добрый человек прислал на телефон фотографии с места происшествия.
Что же случилось? Проехав дорогу, в мою машину врезался автомобиль «Порше», отбросив мой автомобиль на 32 метра.
19 марта я поехал к следователю с просьбой выдать мне протокол о ДТП. Через неделю приехал повторно – опять не дали. Обещали прислать по почте. Не прислали. Позвонил – почему-то сами привезли вечером домой. 12 апреля запросил остальные документы – до сих пор не получил. Что это мне не надо в них знать?..
Имеющиеся у меня фотографии расходятся с протоколом. На них хорошо видно, что столкновение произошло на спуске к магазину, а не на проезжей части, как говорит следователь и как показано на схеме. Дело описано совсем не так, как было на самом деле.
В автомобиле «Порше» было четыре человека, которые ехали на отдых в «Резорт» в Урлу-Аспаке. Был у них и регистратор, но где его запись – неизвестно. Вес «Порше» 2200 кг плюс вес четырех человек. Мощность – от 3000 лошадиных сил. Он отбросил мою машину на 32 метра, у него тормозной путь (колесо пошло юзом) – 69,8 метров. Посчитать нетрудно скорость «Порше». И еще много, много вопросов…
Как мы выяснили, за рулем «Порше» находился Беляев Егор Николаевич, житель города Прокопьевска вроде бы. Фамилии остальных пассажиров упорно не говорят. Никто из них не пострадал. Перед их машины был «раздолбан».
7 апреля Беляев пришел ко мне и начал расспрашивать, что и как было. Потом заявил, что он сделал какой-то правый поворот во время этого столкновения. Почему-то делал упор на этот правый поворот. Потом сообщил, что ему уже выдали все документы о ДТП и что по этим документам виноват Каланаков, и что мы должны ему 800 тысяч рублей, и платить будем до конца жизни вместе с наследниками. Мы ему сказали, что «если покажете видерегистратор, то вопросов не будет». Он ответил, что регистратор был у них только на четвертой машине, а у него не было.
Как жив остался – неизвестно… Выписался 22 января, доехал до остановки и дальше, ковыляя, дошел до дома. Правая нога и правая рука долго болели, начали двигаться только в апреле. Голова еще не в порядке. В конце апреля буду проходить обследование. Но вот начал оживать и решил разобраться. Написал заявления в Майминскую и республиканскую прокуратуру. Результатов пока нет.
Геннадий Федорович Каланаков, с. Майма, 1942 г.р.

 

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)