С просьбой о помощи в редакцию «Листка» обратилась жительница села Шебалино Валентина Николаевна Казанцева. Пенсионерка рассказала, как справляется с ежедневными бытовыми трудностями и фактически выживает в одиночестве на маленькую пенсию в полуразвалившейся избушке:

- У меня в 2017 году сын умер, а в 2015 муж - ногу отрезали, у меня больше никого-никого нет, я одна, мне 70 лет, 71 год пошел. Меня взяла под опеку соцзащита. У меня ни воды –  летом дождь идет, я собираю воду и пью, мучаюсь-мучаюсь, – ни денег нет. У меня давление начало подниматься из-за того, как они со мной поступили, эта соцзащита.

- А как они с вами поступили? Что они сделали?

- Представляете, поступили очень бессовестно, бестактно. Не знаю, еще как вам рассказать. В общем, я от них ничего не просила, мне ничего не надо. Ну умру и умру, что будет? Вы бы поглядели, где я живу и как живу. Пообещали дров, но у меня пенсия маленькая – 8800 рублей, не на что брать, не привезли. Потом пришли, посмотрели, как я живу – пол надо сделать, проводку провести. А еще печка. То ли проводку делать, то ли печку. Порешали тут они, избушечка-то маленькая, не вместиться, а их толпа целая, что печку надо сделать. И всё – забыли. А я сижу без воды. Правда, колодец был. Думала, они как-то что-то сделают – нет, я без воды и всё. Тут недавно они пришли и, зная, что у меня большое давление, купили тономометр и начали давление измерять . А у меня давление больше 200 бывает. Измерили и аппарат этот забрали, а мне он каждый день нужен. Еще ногу поломала, с тростью хожу, и эту тросточку тоже они забрали – купить не на что: пенсию по инвалидности я не получаю – мне стыдно куда-то ходить и что-то просить. Здесь у меня соседка есть, тоже одна. Вот она дала мне костыль, так и хожу. Но печку-то они сделали, дрова обещали и до сих пор не привезли.

Оказалось, что у Валентины Николаевны в Шебалино живет двадцатилетняя внучка и жена покойного сына. Однако помощи от них бабушка не видит:

- Приходит, когда пенсию получу – баба, дай денежку…  А соцзащита говорит: давайте вас в Дом престарелых определим? Я говорю – да не хочу. Дома-то я хоть маленько шевелюсь, что-то делаю, с соседкой друг другу помогаем, а там что? 

А в Доме престарелых действительно старикам бывает грустно, но иногда это единственный выход для одиноких людей. Редакция надеется, что социальная защита Шебалинского района обратит внимание на данную публикацию и окажет помощь Валентине Николаевне. Ее адрес имеется в редакции. 

«Мне стыдно куда-то ходить и что-то просить»

С просьбой о помощи в редакцию «Листка» обратилась жительница села Шебалино Валентина Николаевна Казанцева. Пенсионерка рассказала, как справляется с ежедневными бытовыми трудностями и фактически выживает в одиночестве на маленькую пенсию в полуразвалившейся избушке:

- У меня в 2017 году сын умер, а в 2015 муж - ногу отрезали, у меня больше никого-никого нет, я одна, мне 70 лет, 71 год пошел. Меня взяла под опеку соцзащита. У меня ни воды – летом дождь идет, я собираю воду и пью, мучаюсь-мучаюсь, – ни денег нет. У меня давление начало подниматься из-за того, как они со мной поступили, эта соцзащита.

- А как они с вами поступили? Что они сделали?

- Представляете, поступили очень бессовестно, бестактно. Не знаю, еще как вам рассказать. В общем, я от них ничего не просила, мне ничего не надо. Ну умру и умру, что будет? Вы бы поглядели, где я живу и как живу. Пообещали дров, но у меня пенсия маленькая – 8800 рублей, не на что брать, не привезли. Потом пришли, посмотрели, как я живу – пол надо сделать, проводку провести. А еще печка. То ли проводку делать, то ли печку. Порешали тут они, избушечка-то маленькая, не вместиться, а их толпа целая, что печку надо сделать. И всё – забыли. А я сижу без воды. Правда, колодец был. Думала, они как-то что-то сделают – нет, я без воды и всё. Тут недавно они пришли и, зная, что у меня большое давление, купили тономометр и начали давление измерять . А у меня давление больше 200 бывает. Измерили и аппарат этот забрали, а мне он каждый день нужен. Еще ногу поломала, с тростью хожу, и эту тросточку тоже они забрали – купить не на что: пенсию по инвалидности я не получаю – мне стыдно куда-то ходить и что-то просить. Здесь у меня соседка есть, тоже одна. Вот она дала мне костыль, так и хожу. Но печку-то они сделали, дрова обещали и до сих пор не привезли.

Оказалось, что у Валентины Николаевны в Шебалино живет двадцатилетняя внучка и жена покойного сына. Однако помощи от них бабушка не видит:

- Приходит, когда пенсию получу – баба, дай денежку… А соцзащита говорит: давайте Вас в Дом престарелых определим? Я говорю – да не хочу. Дома-то я хоть маленько шевелюсь, что-то делаю, с соседкой друг другу помогаем, а там что?

А в Доме престарелых действительно старикам бывает грустно, но иногда это единственный выход для одиноких людей. Редакция надеется, что социальная защита Шебалинского района обратит внимание на данную публикацию и окажет помощь Валентине Николаевне. Ее адрес имеется в редакции.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.50 (3 голосов)